fbpx

Центр психотерапии, психосоматики и психоонкологии ЭКСПИО

Время открытия : ПН-ПТ, 10.00 - 18.00
  Тел. : +38 098 688 2 888

Активное наблюдение первичных опухолей

Программа «Антирак» как альтернатива сверхдиагностике и сверхтерапии первичных неинвазивных опухолей (carcinoma in situ).

Сегодня все больше публикуется научных наблюдений о том, что далеко не каждая опухоль нуждается в стандартном агрессивном лечении. Более того, многие из них деградируют самостоятельно, что называется феноменом спонтанной (самопроизвольной) регрессии – читайте здесь.

В частности, согласно данным университета Калифорнии, 60% предраковых клеток шейки матки молодых женщин, выявленных с помощью пап-теста, нормализуются в течении года после диагностики, а в течении трех лет наблюдения в нормальное состояние возвращаются 90% предраковых клеток. Похожая ситуация обнаружена учеными госпиталя при университете Британской Колумбии (Ванкувер, Канада), изучавшими первичные опухоли почек:  около 80% из них не прогрессируют или регрессируют в течении трех лет после диагностики.  Высокий процент выживания без операции наблюдается и при опухолях простаты, причем согласно шведским ученым, десятилетняя выживаемость при раннем раке простаты одинаково высока (порядка 87%) как при хирургическом лечении, так и без терапии вообще.

Накопление подобных данных побудило ряд ученых поднять вопрос о целесообразности поголовного оперирования больных с первичными опухолями молочной железы, простаты, щитовидной железы и почек, поскольку слепая вера в необходимость поголовного удаления всех опухолей обрекает больных на ненужное и опасное лечение. В разделе об около-операционных осложнениях приведены данные о патогенном стрессе и стимуляции метастазирования, часто вызываемыми оперативным вмешательством. Поэтому операция при первичных неинвазивных опухолях может принести гораздо больше вреда, чем пользы.

Так, департаментом качества здравоохранения штата Орегон в 2012 г. выявлено, что за последние 30 лет более 1,3 миллиона женщин в США стали жертвами сверхдиагностики рака молочной железы. Во время маммографии у них были выявлены опухолевидные образования, которые впоследствии не проявили никаких клинических симптомов с последующей излишней терапией. Согласно исследованиям центра здоровья в Техасе,  отмечается сверхдиагностика и сверхтерапия и в случаях опухолей простаты, легких и щитовидной железы.

Прогрессивные российские онкологи также отмечают, что в поликлиниках и больницах онкологическим больным часто устанавливают неверный диагноз. В результате, в 65% случаев проводится неадекватное, а порой вредное и опасное лечение, ухудшающее  прогноз заболевания и результативность дальнейшей противоопухолевой терапии. Как пишет М. С. Афанасьев,  онко-гинеколог, доктор медицинских наук, профессор и член ученого совета Первого МГМУ им. И.М. Сеченова,  эксперт по лечению дисплазии и рака шейки матки, радикальное удаление матки, маточных труб и яичников должно применяться только как метод лечения истинного рака шейки матки 2 и более стадии. Однако, “К сожалению, порочная система мотивации хирургов-онкологов в системе ОМС и желание перестраховаться приводит к значительно более радикальным вмешательствам. Лечение рака шейки матки 0 стадии даже у нерожавших женщин российские [читай – СНГ] онкогинекологи иногда предпочитают выполнять через полное удаление матки и придатков. Это крайне не обоснованная тактика.”

Проблема неправильной диагностики карцином in situ приобрела такие масштабы, что в марте 2012 года Национальный институт рака США провел совещание, чтобы оценить угрозу «сверхдиагностики» опухолей, не ведущих к клиническим проявлениям и смерти. На нем было отмечено, что диагностические процедуры, в том числе маммография, могут повреждать неактивную опухоль и приводить к ее прогрессии. Аргументирована необходимость отмены использования диагноза «рак» в случаях первичных опухолей молочной железы (неинвазивной протоковой карциномы) и простаты (интраэпителиальной неоплазии), и внедрение вместо них термина «вялотекущие патологические изменения эпителиального происхождения».

В апреле 2016 г. в престижном медицинском журнале JAMA Oncology были  опубликованы результаты масштабного исследования международной группы врачей. Заболевание, именовавшееся ранее первичным раком щитовидной железы (формальный диагноз которого звучит как инкапсулированная фолликулярная форма папиллярной карциномы) – наиболее частая причина удаления щитовидной железы и лечения радиоактивным йодом, с последующим пожизненным применением синтезированных гормонов. Согласно докладу, эту патологию не следует более считать злокачественным новообразованием. На этом основании произошло официальное изменение классификации данного заболевания в сторону доброкачественного, которое теперь называется «неинвазивное фолликулярное образование щитовидной железы с чертами папилярности ядра».

Доктор Барнетт  Краммер, ассоциированный директор департамента профилактики заболеваний национального института здоровья США, в этой связи выразил большую обеспокоенность тем, что термины, используемые медициной, не соответствуют современному пониманию биологии рака. “Называя образования раковыми опухолями, когда они таковыми не являются, мы способствуем ненужному и травматическому лечению”, сказал Краммер.

Доктор Лидия Темошок, одна из пионеров психоонкологии, комментируя случаи самопроизвольного рассасывания меланом (злокачественных опухолей кожи из пигментных клеток) на ранних стадиях, пишет: «Пациенты с опухолью на ранней стадии были выявлены только потому, что они проходили тщательный медосмотр. Я считаю, что, в большинстве случаев, их собственная иммунная защита удерживала бы их опухоли под контролем или даже устранила бы их. Аналогичным образом, если бы каждый в своем городе был проверен с ног до головы на наличие ранних меланом, скорее всего обнаружилось бы их большее количество, чем предполагается. Дело вот в чем: мы все имеем врожденную способность контролировать некоторые опухоли, особенно если они невелики и локализованы».

В связи с подобными изменениями в медицине, появились программы так называемого «активного наблюдения», в которых вместо стандартной агрессивной терапии проводится тщательный мониторинг поведения опухоли. Во многих случаях это позволяет избежать операций. Сегодня во всем мире проводятся сотни клинических исследований активного наблюдения (active surveillance) первичных опухолей.

Как доказывается в книге «Канцерогенный ум»,  рак имеет психосоматическую природу и возникает из-за нарушений антираковой защиты организма вследствие хронического онкогенного стресса. Поэтому  исцеление психологических причин болезни и устранение онкодоминанты абсолютно необходимо для торможения развития первичной карциномы в инвазивный рак.

Поскольку в происхождении карциномы ин ситу чаще всего значительную роль играет активация онкогенных вирусов, таких как вирусы папилломы, цитомегалловирус, герпеса, Эпштейн-Барра, мы часто слышим возражения – при чем тут психика? В данной статье можно убедиться в том, что активация вирусов также происходит вследствие хронического стресса.

В центре Экспио для больных с неинвазивными первичными опухолями предлагается не просто активное наблюдение (его вы продолжаете у своего лечащего онколога либо у нашего онколога-консультанта), но активная интегративная мультимодальная терапия – программа «Антирак». Ее задача – максимально активировать естественные целительные функции организма, лежащие в основе процесса спонтанной регрессии опухолей. Даже если вам назначено оперативное лечение, как правило, у вас есть подготовительный период порядка месяца перед операцией, который вы можете использовать для нашей программы – и, возможно, операция не потребуется.

Курс включает в себя:

– активационную терапию по Л. Гаркави природными биологически активными веществами,

– программу онкопсихотерапии – 20 сеансов, в том числе:

  • глубинная трансперсональная онкопсихотерапия – 8 сеансов,
  • телесно-ориентированная терапия – 6 сеансов,
  • арт-терапия – 6 сеансов;

– 10 – 12 сеансов электромагнитной терапии,

– 8 сеансов информационно-резонансной терапии,

– дополнительные методы.

Средняя продолжительность курса – 4 – 6 недель в зависимости от исходного состояния пациента. В случае тяжелой психотравмирующей истории жизни пациента и большого количества психологических проблем, может понадобиться продолжение терапии (второй курс).

Подать заявку